Td-te.ru

Дом и Быт — Журнал TD-TE.Ru
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Дмитрий Бертман: как и где живет знаменитый режиссер

Дмитрий Бертман: как и где живет знаменитый режиссер

Известный российский режиссер, основатель собственного театра и очень знаменитый гостеприимством человек – все это характеризует Дмитрия Бертмана . Людям из СМИ он с радостью проводит экскурсии по своей квартире, однако против указания точного адреса своего места жительства.

Бертман может поведать все и даже больше об интерьере своего жилья, может предоставить фотографии только купленной квартиры. С интересом рассказывает о семейной жизни и хобби, про личное же говорить вообще не любит.

Биография

Дмитрий Бертман был рожден 31 октября 1967 года в Москве . Когда ему было четыре года, мать провела его за кулисы Театра Юного Зрителя. После этого он очень сильно увлекся режиссурой. Свой первый «театр» маленький Бертман основал на полке при помощи матери. Позднее Дмитрий решает поступать в ГИТИС на театральную режиссуру. Уже во время учебы там он устраивает театральные постановки не только в Москве , но и в других городах России .

В 1990-м году Дмитрий основал свой собственный музыкальный театр. Название он получил «Геликон-Опера» . Спустя всего-то три года этот театр получил статус «государственный». На данный момент театр активно гастролирует и имеет штаб из более чем 300 сотрудников. В области культуры у Бертмана большое количество различных наград и званий. В 2008 году он получил профессорское звание.

На сцене «Геликона» ставятся такие именитые оперы: «Трубадур», «Распутин», «Доктор Гааз». А вот с личной жизнью у актера не все так хорошо, как с работой. Из-за сильной занятости у Дмитрия просто не остается времени на создание семьи.

Квартира Дмитрия Бертмана

После того, как бабушка Дмитрия умерла, он решает переехать ближе к своему театру. Продав квартиру, которая осталась ему в наследство от умершей бабушки, Дмитрий купил себе жилье на улице Арбат. В своей нынешней квартире Дмитрий проживает на протяжении более чем семнадцати лет. В этом доме дореволюционной застройки проживал, в свое время, писатель Александр Блок . В какой-то период времени этот дом планировали сносить, но жильцы доказали, что он – историческое наследие Москвы . Изначально купленная квартира была четырехкомнатной, однако после перепланировки Дмитрий превратил ее в классическую трехкомнатную квартиру.

Все предметы интерьера в квартире режиссера обладают исторической ценностью. Например, старинные кресла в библиотеке достались Бертману в наследие от его деда, однако, чтобы они выглядели так же красиво, как и раньше, их нужно было отдать на реставрацию. Антикварный шкаф Дмитрий также получил в наследство. Сохранилась даже тарелка, из которой режиссер ел в раннем детстве. Сейчас эта тарелка находится на стене среди других памятных вещей.

Дмитрий Бертман любит хранить вещи, запомнившиеся при каких-либо обстоятельствах на театральных постановках:

  • Большие часы, которые были реквизитом в знаменитом спектакле.
  • Тарелка из металла, подаренная артисту после очередной постановки.
  • Настенные часы, купленные после первого спектакля на Шведской сцене.

Также некоторые предметы интерьера в квартире режиссера оказываются подаренными людьми, что его окружают. Красивый рояль белого цвета подарила режиссеру истинная поклонница его работы– фрау Зайлер. Также в доме Дмитрия куча презентов от друзей, знакомых и коллег. Например, у режиссера много фоторамок и статуэток в виде котов.

По словам Дмитрия , его любимые части квартиры – кабинет и комната для гостей. В кабинете у режиссера находится собственная коллекция книг, а в гостиной может позволить себе поиграть на рояле в компании хороших друзей.

А вы храните памятные вещи, связанные с важными событиями и интересными людьми в вашей жизни?

Дмитрий Бертман

«Из маминого платья я вырезал кусок на занавес»

– С моим отцом мама познакомилась на работе. Она тогда только закончила иняз и преподавала английский язык в институте культуры (нынешний МГУКИ. – «Т»). Ей дали первую в жизни группу студентов-режиссеров, но обратил на себя внимание интересный молодой человек, который, как выяснилось, пришел недавно из армии, но уже успел поработать в Чебоксарском театре и даже сыграть там молодого Ленина. Так началось знакомство, а позже они поженились.

Папа пел песни, сочинял стихи, фонтанировал идеями для сценариев, а мама была чуточку строже, хотя слово «педагог» не любила. Среди друзей нашего дома были Константин Азадовский, Кама Гинкас, Гета Яновская, поэтому и в театре я оказался впервые достаточно рано – в четыре года. Мама отнеслась к этому событию очень серьезно (словно в воду глядела!) и после тюзовского спектакля поставила на программке дату моего первого похода в театр и сделала «историческую надпись»: «Дима сказал: «Лиса плохо пела, а волк получше». Она же в антракте повела меня за кулисы, и я увидел, что дядя Володя, который ходит к нам в гости, стоит в костюме бабы-яги. Думаю, режиссура в тот момент и началась. Театр перестал быть волшебством и сказкой, но мне захотелось это волшебство понимать и создавать. Я стал просить каждый день водить меня в театр. И мама охотно это делала.

«В балете так не бывает»

– С маминой подачи я основал под диваном и свой первый театр. У меня там были кулисы и падуги, двигались цветные фигурки, а декорации прятались в диван. Постепенно репертуар рос, и я построил новую сцену на одной из полок стеллажа. Мама делала вид, что так и надо. Она не мешала мне «заниматься творчеством» даже тогда, когда я издевался над гостями: например, выключал в комнате свет, но включал его на «сцене» и ставил пластинку с какой-нибудь оперой: мол, сидите и слушайте. Через пять минут гости, конечно же, сбегали.

Но однажды пришел Гинкас: «У тебя «Лебединое озеро» есть в репертуаре?» Я поставил ему пластинку. И вдруг смотрю – он сидит и никуда не уходит. Говорит: «А можно повторить этот фрагмент?» Я говорю: «Нет, в балете так не бывает – надо слушать до конца». Дослушал до конца, говорит: «Еще хочу». Я поставил снова. И потом фрагмент «Лебединого озера» он взял в свой «Вагончик» во МХАТе.

Моим театром заинтересовалась и Гета Яновская: «Вся нижняя машинерия у тебя есть, а верхней нет», – сказала она. И вместе с Гинкасом на школьные линеечки навязали ниточки. С того времени у меня были подъемные декорации. А вскоре папин друг Владимир Бугров на мое 10-летие сделал подарок – принес огромный подмакетник размером с два телевизора «Рубин». Поворотный круг там был из проигрывателя, планшет сцены был застелен пенопластом, чтобы иголочками можно было прикреплять половики, там были софиты из елочных гирлянд и даже рампа! И тут снова я почувствовал, что мама одобряет мои театральные опыты, поскольку она позволила мне из своего свадебного платья (для женщин это ведь самая памятная вещь гардероба) вырезать кусок на занавес… Кстати, позже этот подмакетник мне помог, когда я учился в ГИТИСе, а кончилось тем, что весь мой курс сдавал с его помощью экзамены. Помогли и декорации, которые мама продолжала бережно хранить.

«Сегодня в театр не пойдешь»

– Несколько раз в неделю мама водила меня в музеи, а главное – в консерваторию. И я вживую слушал Рихтера, Гилельса, Архипову, Образцову. Но когда в школе получал плохую оценку, мама знала, как меня наказать: «Сегодня в театр не пойдешь». Я сидел на кухне у окна, за окном шел дождь, я плакал и думал: «Там Мими умирает, а я дома торчу…»

В 1-м классе мама отвела меня в музыкальную школу, чтобы я занимался фортепиано. И это было очень тяжело, поскольку я ленивый, хотя у меня абсолютный слух. Дома всегда была куча пластинок. Я брал пластинку Гилельса, слушал и через 5 минут играл, как Гилельс. И так до 4-го класса. А в 4-м классе открылось, что я не знаю ни одной ноты. Начался кошмар – ежедневные занятия сольфеджио…

К своим коллегам она сама относилась с уважением, и для меня в итоге учитель становился непререкаемым авторитетом.

Мама хотела, чтобы я стал пианистом, но я стал режиссером. У меня была очень хорошая рука, техника, все учителя говорили: «Надо в училище, в «мерзляковку», в консерваторию»… Но мне это все не нравилось. Разве что любил играть для себя. Спустя годы я понял, как это хорошо, когда владеешь инструментом. Можно взять клавир, поиграть дома и разобраться, что к чему. Мне это помогает при постановке спектаклей, и тут я маме безмерно благодарен.

«Это Баба-яга»

– Мой первый инструмент, на котором я занимался, был моим любимым, хотя он был очень плохой – пианино «Заря», деревянное полированное, купленное мамой в кредит. Когда я допускал очередную оплошность, мама нажимала на скрипучую педаль и говорила: «Это Баба-яга». В недрах пианино жили и «птички», и «волк», но самым большим наказанием была вот эта скрипящая педаль с Бабой-ягой… Инструмент активно участвовал в воспитании – и вкус к музыкальной драматургии тоже пошел оттуда.

Читать еще:  Дом и убежище от суеты певицы Славы

Балет мне тоже нравился. В третьем классе я повесил объявления по дороге из школы домой на все столбы: «Набирается балетная труппа для балета «Лебединое озеро». К нам домой повалили люди: когда начнутся занятия? Мама сначала не понимала, какие занятия. А мне просто очень хотелось станцевать там Коршуна, мне так нравились его крылья! И вот за эту любовь к искусству мама меня никогда не наказывала.

А во время учебы в ГИТИСе она потеряла свое влияние на меня. Я был все время в институте, там же случилась первая любовь… К слову сказать, мама всегда дружила со всеми моими девушками.

После смерти отца стало тяжело – ведь дома всегда был праздник, а теперь там грустно. Мама живет с собачками, хотя я ей много помогаю. Пытаюсь делать все, чтобы ей было легче, вожу на все свои премьеры, стараюсь показать мир. Она читатель всей критики в мой адрес, она в курсе всей истории с «Архнадзором». Стараюсь держать ее в форме, постоянно увеличивать ей задачи. Мы ведь живем за городом, на ней и дом, и хозяйство, и собаки и кот… Она пишет книги, много переводит, на конкурсе Чайковского переводила Ван Клиберну. Классическая музыка вошла в ее жизнь очень давно: еще в инязе она училась с Тусей Козловской, дочерью Ивана Семеновича Козловского, и мама пропела с ним все оперы.

Сегодня мама – профессор университета: в МГУКИ она возглавляет кафедру иностранных языков. Читала курс лекций в Оксфорде, в Гронингенском и Лайденском университетах в Голландии, выступала в Сорбонне. Она сумела подстроиться под ритм современной жизни. Сама водит машину. У нее был «Жигуленочек», но после смерти отца я купил ей желтый «Хьюндай Гетц». Сделал так: купил маленькую игрушечную машинку, положил в нее ключик, пришел вечером домой и говорю: «Вот, я тебе машинку купил». «Зачем ты деньги тратишь на всякие машинки!» – заворчала мама. «Да ты посмотри, – говорю, – там ключик внутри. А машинка на улице». Уже пять лет она на ней ездит, обожает ее. В Нью-Йорке купил ей женский английский костюм такого же ярко-желтого цвета, теперь моя мама – шикарная леди в желтом на желтом авто…

как живут «звёзды»

Дмитрий Бертман: «В моем доме жил Александр Блок»

Дмитрий Бертман: «В моем доме жил Александр Блок»

Создатель театра «Геликон-опера», народный артист России, многократный обладатель премии «Золотая маска». Он ставил оперные спектакли на сценах лучших театров мира. Но, несмотря на звания и регалии, Дмитрий Александрович – человек очень открытый и гостеприимный. Он охотно показал свою квартиру на Арбате и рассказал немало интересных историй.

Кремовые стены, цветы, огромная библиотека, фотографии знаменитых музыкантов, ноты и шикарный белый рояль посреди гостиной – творческого человека видно сразу. Из каждой заграничной поездки Дмитрий Александрович старается привезти какой-нибудь сувенир на память. По его мнению, дом должен собираться из таких вот милых сердцу вещиц и воспоминаний. И тогда находиться в нем будет комфортно и уютно.

В этом доме жил Александр Блок, но это он выяснил позже. Дмитрий искал какое-то жилье в центре, поближе к театру. У него умерла бабушка, оставив в наследство небольшую хрущевку на «Речном вокзале». И у него была своя однушка в районе «Парка культуры». Дмитрий продал обе квартиры и начал рассматривать варианты. Это был второй. Увидев этот дом, он понял, что нашел то, что искал. Почему-то сразу почувствовал позитивную энергетику. В квартире не так много света, да он и не поклонник комнатных растений, но регулярно собирает урожай гранатов и мандаринов. Это была коммуналка, здесь жили четыре семьи, все очень хорошие люди. Вообще же главной мотивацией стал кондитерский магазин рядом – он любит сладкое. Расселил людей, переоборудовал четырехкомнатную квартиру в трешку и сделал ремонт. За семнадцать лет здесь мало что изменилось, только стены подкрасил. Кухонный гарнитур, отечественного производства, но до сих пор выглядит как новый.


Над ремонтом работали строители-украинцы, которым Дмитрий сам все нарисовал. Ему пришлось увеличить площадь кухни, так как она была крохотной, хотелось просторную гостиную, библиотеку, куда можно было бы поместить все книги. Все это у него получилось. Этот дом дореволюционной постройки, а после войны возвели еще три этажа. Тогда трудились на совесть. Строение хорошее, добротное, толстые стены, высокие потолки. Потом, приятно греет душу тот факт, что здесь жил Александр Блок. Об этом ничего не написано, но еще остались бабушки, которые помнят поэта.

Оформить гостиную в стиле прошлого века было для Дмитрия делом вкуса и личных пристрастий. Уже тогда была мода на хай-тек, которую он ужасно не любит. Это наводит на воспоминания об отелях, где он и так проводит много времени. Поэтому ему хотелось что-то поуютнее. Дом все-таки должен быть «забарахлен», там должны находиться вещи с историей, связанные с какими-то приятными памятными встречами. Дмитрию немного жаль тех людей, которые покупают инсталляции в дизайнерских магазинах. Значит, у них нет картины, которая бы пришла «естественным путем».

У Дмитрия, куда ни ткни – везде вещи с историей. Например, металлическая тарелка. Ему преподнесли ее артисты после премьеры спектакля «Князь Игорь» в Стамбуле. Это эксклюзивная вещь ручной работы, ее делал мастер. Там даже имеется гравировка. А вот посудину ему подарил бывший мэр Лужков. И ещё есть его первая тарелка, из которой он ел, когда был малышом. Старинный буфет достался Дмитрию от бабушки. Буфет – важнейшее изобретение человечества, считает Дмитрий, туда столько всего вмещается! Часы он купил в Швеции, когда ставил в Королевской опере в Стокгольме свой первый спектакль – оперу «Евгений Онегин». С черными напольными часами связаны другие воспоминания. Он приобрел их для постановки «Пиковой дамы» – там действие происходило за игорным столом. Часы были частью композиции.

Старинные кресла — эта фамильная ценность, лежала в сарае на даче в ужасном состоянии. Никто не относился к креслам как к предметам антиквариата. Считали, что это просто старье, которое нужно сбагрить на дачу. А он, будучи во Франции, зашел в Версальский музей и увидел там точно такие же кресла, один в один. Приехал, разыскал реставраторов и вернул креслам первоначальный вид. Это же настоящее дерево. Большое зеркало тоже старинное. Раньше оно стояло на даче на комоде. Его дедушка покрасил рамку половой краской, пришлось счищать эту «красоту».

С белым роялем у Дмитрия связана любопытная история. По первому образованию он пианист, окончил музыкальную школу. И первое его пианино – «Заря». Он его очень любил. А когда семья Дмитрия переехала жить на другую квартиру, инструмент разбили рабочие при перевозке. Тогда он купил себе рояль марки «Шредер». Это был огромный черный рояль, очень красивый. Но играть на нем не смог, так что с инструментом пришлось расстаться. А рояль марки «Зайлер» преподнесла Дмитрию в дар сама хозяйка, фрау Зайлер. Мадам – страшная фанатка нашего театра. Путешествуя по миру, она посещала все его концерты. Останавливалась и в Москве, здесь у нее тоже свой бизнес. Как-то раз Дмитрий пригласил ее домой. Они сидели, пили чай, разговаривали, и тут она подошла к стене и сделала фотографию, Дмитрий даже не понял зачем. Поймав его недоуменный взгляд, фрау Зайлер заметила: «Не волнуйтесь, я просто настраиваю свой фотоаппарат». А через некоторое время ему позвонили и сказали, что пришла посылка из Германии. Дмитрий был в отъезде, сказал: «Оставьте внизу, у консьержа». Говорят: «Нельзя, слишком большая». Когда открыли ящик, выяснилось, что там прекрасный рояль, под цвет обоев его комнаты. Это мадам Зайлер преподнесла ему такой подарок. Позже она сама позвонила и попросила, чтобы к инструменту пока не прикасались – для первой настройки приедет мастер из Германии. Это прекрасный инструмент, Дмитрий на нем играет до сих пор.

Дмитрий всегда мечтал иметь камин. Камин не дровяной, а электрический, но все равно, ощущается тепло и становится очень уютно. Рядом с камином стоит большая свеча. Когда он ее покупал, то спросил продавца: «Как долго она будет гореть?» Он посмеялся: «На вашу жизнь хватит». Раньше он ее часто зажигал, а теперь бережет.

Любимое место Дмитрия в квартире библиотека. Он любит читать, у него много раритетных книг. Здесь же он хранит ноты, клавиры.

Дом это отражение личности человека и он ещё собирается благодаря тем людям, которые окружают хозяина. У него много друзей, которые живут на разных континентах. И когда они встречаются, каждый привозит в подарок какой-то сувенир. Даже рамочки для фотографий он не сам покупал. Можно было бы приобрести одинаковые, под дизайн. Но не получается. Стоят фарфоровые фигурки Коломбины, Пьеро. Это персонажи из различных спектаклей. Их дарят ему артисты после премьеры.

Читать еще:  Загородный дом и московская квартира Ксении Бородиной

Дом Дмитрия это место, куда приходят друзья, коллеги.

Квартира народного артиста России Дмитрия Бертмана на Арбате

Режиссер Дмитрий Бертман — знаковая фигура. Создатель театра «Геликон-опера», народный артист России, многократный обладатель престижной премии «Золотая маска». Его искусство ценят как у нас в стране, так и за рубежом. Не случайно именно сегодня, когда вся плане­та пережи­вает оперный бум, Дмитрия Бертмана приглашают ставить спектакли лучшие театры мира.

Однако, невзирая на славу и регалии, Дмитрий Александрович — человек открытый, очень гостеприимный и безумно творческий. И квартира у него такая же светлая и открытая. Здесь нет места фальши, ведь у хозяина — абсолютный слух.

Дмитрий Бертман : «Мне понравилось, что рядом с домом находится кондитерская фабрика имени «Красного Октября», но особенно тронула меня особая энергетика квартиры! В ней не так много света, да и я не поклонник комнатных растений, однако регулярно собираю настоящий урожай гранатов и мандаринов… А недавно, не поверите, я вырастил ананас!»

Жилищный вопрос

Когда Дмитрий Бертман принял твердое решение приобрести квартиру, основным требованием к новому жилищу было расположение в центре Москвы, недалеко от театра «Геликон-опера». Первый вариант не произвел впечатления, а вот второй — четырехкомнатная коммунальная квартира в старинном доме — сразу запал в душу. Чтобы превратить коммуналку в уютное жилье, новому хозяину пришлось делать перепланировку. Во-первых, увеличивать площадь крохотной кухни. Во-вторых, самую просторную комнату отдать под гостиную, которая стала главным помещением в квартире. В результате в квартире образовалось несколько самостоятельных зон — гостиная, кабинет-библиотека, спальня, кухня и ванная комната. В свою очередь сам дом также оказывал влияние на будущий интерьер. История дома и его длинный жизненный путь тоже отложили свой отпечаток на оформление интерьера. Неслучайно гостиная оформлена в стилистике конца девятнадцатого — начала двадцатого веков.

Как в музее

Дизайн своего дома Дмитрий Бертман продумывал сам. Он неторопливо обживал пространство, как режиссер, тщательно продумывая, какие сюжеты, эмоции и воспоминания потянут за собой те или иные детали обстановки.

Одной из первых заняла свое место в новой квартире старинная фамильная мебель, привезенная от бабушки. Теперь старинный буфет мило соседствует с современным кухонным гарнитуром на кухне, а в гостиной уютно расположились бабушкины кресла, столик и зеркало. Когда-то, давным-давно, эти кресла стояли на даче. Пришло время, и они пришли в негодность. Тогда дедушка Дмитрия покрасил их половой краской и обил новой тканью. Когда же кресла окончательно развалились, их отправили в сарай. Спустя годы Дмитрий Бертман , случайно заглянув в сарай, обнаружил их там. Он сразу обратился к реставратору, который своим мастерством вернул креслам их былое великолепие. Причем хозяин сам выбирал обивочную ткань для них. Кстати, та же самая ткань, но другого оттенка, была использована для штор в гостиной. Но самое удивительное, что, путешествуя по Франции, в одном из знаменитых музеев режиссер вдруг увидел точно такие кресла!

Дмитрий Бертман : «Рядом с камином стоит большая свеча. Когда я ее покупал, то задал вопрос продавцу: «Как долго она будет гореть?» На что он мне ответил: «На вашу жизнь хватит». Так вот, раньше я ее часто зажигал, а теперь не жгу…»

Из истории вещей

У многих предметов в этой квартире есть своя история. Например, огромное квадратное зеркало в гостиной, которое визуально увеличивает пространство, хозяин дома присмотрел в одном столичном магазине. И стоило оно… полторы тысячи рублей. «Почему так дешево?» — удивился он. «Оно очень тяжелое, и его невозможно повесить на стену», — объяснили ему. Вскоре зеркало поселилось в квартире режиссера. Его смогли прикрепить к стене с помощью специальных устройств.

Стоящий рядом на мольберте портрет в роскошной раме Дмитрий привез из Ливана. На первый взгляд, неизвестный на портрете чем-то напоминает В.-А. Моцарта, но спустя какое-то время вдруг замечаешь в нем определенное сходство с хозяином дома. Впрочем, здесь же, в гостиной, находится настоящий портрет Дмитрия Бертмана, правда, в весьма юном возрасте.

В новой квартире наконец сбылась детская мечта режиссера — камин. И он тоже нашел свое место в гостиной. И хотя камин не дровяной, а электрический, но все равно, сидя в удобных креслах рядом с ним, как будто ощущаешь тепло, и тебе становится очень уютно.

Дмитрий Бертман : «Меня искренне радует, что сегодня оперное искусство в расцвете. И если раньше к нам в театр приходили в основном седовласые, умудренные жизненным опытом люди, то теперь на спектаклях в зале много молодежи».

Рояль «в кустах»

«Моим первым инструментом было пианино «Заря», — рассказывает Дмитрий Бертман . — Но когда мы переезжали на другую квартиру, его уронили, и оно пришло в негодность. Позже я купил старинный рояль «Шрёдер», который композитор Сергей Рахманинов в свое время выбрал для… любовницы певца Федора Шаляпина. Эта женщина тогда работала директором детской библиотеки. К сожалению, мне пришлось расстаться с этим инструментом… Затем был «Стейнвег» (не путать со «Стейнвеем»), а сейчас у меня рояль немецкой фирмы «Зайлер». У него своя замечательная история. Надо отметить, что фрау Зайлер — большая поклонница театра «Геликон-оперы» и творчества самого Дмитрия Бертмана. Путешествуя по всему миру, она старается не пропустить ни одного его спектакля. Однажды, когда фрау Зайлер была в Москве, режиссер пригласил ее к себе в гости.

Во время разговора она вдруг достала фотоаппарат и… сфотографировала стены цвета «кофе с молоком» в гостиной. «Я еще подумал: «Зачем она это делает?» — вспоминает Дмитрий. — А фрау Зайлер, поймав мой недоуменный взгляд, заметила: «Не волнуйтесь, я просто настраиваю свой фотоаппарат».

Проходит какое-то время, и Дмитрию сообщают, что ему пришла посылка из Германии. На просьбу передать ее через консьержа ему возразили: «Нет, мы должны передать вам ее лично».

В назначенный день раздался звонок домофона. Открыв дверь, хозяин застыл в недоумении. Несколько человек с трудом внесли в гостиную огромную коробку. За удивлением последовал шок! В коробке был настоящий рояль — подарок от фрау Зайлер. Позже она сама позвонила и попросила, чтобы к инструменту ни в коем случае не прикасались. Для первой настройки был специально прислан мастер из Германии. Так что этот рояль не простой. Он был сделан специально под интерьер гостиной с учетом ее размеров и цвета стен.

У времени в плену

У каждого в жизни есть свои кумиры, свои увлечения, которые наполняют жизнь особым смыслом. Есть они и у Дмитрия Бертмана. В музыке это, безусловно, П.И. Чайковский и В.-А. Моцарт. А что касается домашнего интерьера — здесь налицо особое пристрастие к часам и картинам.

Одни часы хозяин квартиры купил в Швеции, когда ставил в Королевской опере в Стокгольме свой первый спектакль — оперу «Евгений Онегин» П.И. Чайковского. С большими напольными часами связаны другие воспоминания. Много лет назад во время постановки «Пиковой дамы» П.И. Чайковского в Москве по замыслу режиссера действие спектакля должно было происходить за игорным столом. Специально для этой цели и были куплены черные напольные часы, которые, кстати, до сих пор участвуют в спектакле. Недавно в родном театре Дмитрию Бертману сделали символический подарок — точную копию часов из «Пиковой дамы», только белого цвета.

Что же касается картин, то стены в гостиной украшают парадные в роскошных рамах, а в кабинете-библиотеке висят эскизы костюмов, портреты и фотографии известных людей, чья жизнь была связана с театром и музыкой, — основателя Художественного театра К.С. Станиславского, композитора Д.Д. Шостаковича, певца Ф.И. Шаляпина.

Сложнейшее из искусств

Именно в кабинете среди книг, записей и нотных партитур хозяин квартиры говорит о наболевшем. Его сегодняшние заботы связаны, прежде всего, с реконструкцией и реставрацией здания «Геликон-оперы», которая продолжается уже 12 лет. Тщательно восстанавливаются исторические интерьеры всех помещений, во внутреннем дворе театра будет построен абсолютно новый и необычный зрительный зал.

В завершение беседы Дмитрий со вздохом добавляет: «Как хочется отключиться от строительных работ и просто заниматься творчеством. А самое обидное, что в последнее время многие из моих знакомых при встрече задают один и тот же вопрос: «Ну, что со стройкой?» Словно я по профессии прораб, а не режиссер театра. А ведь опера — это великое искусство и, на мой взгляд, сложнее его ничего не существует. Здесь нельзя, как в драматическом театре, сделать паузу, перепутать текст… В опере надо совпасть с дирижером, взять все верхние ноты и донести до слушателей все, что хотел сказать автор, на языке оригинала. Мало иметь талант, у певца должна быть отличная выучка. Ему, как танцору в балете, необходим ежедневный тренинг, режим, дисциплина».

Читать еще:  Как живется светской львице Ксении Собчак? Всё о ее жилье!

Свой новый сезон Дмитрий Бертман откроет премьерой оперы П.И. Чайковского «Иоланта». Возможно, история о том, как любовь помогает слепой девушке обрести зрение, сегодня как никогда актуальна. Сразу вспоминаются строки А.С. Пушкина:

Из наслаждений жизни
Одной любви музыка уступает;
Но и любовь — мелодия…

Текст: Наталия Григорьева, фото: Игорь Пискарев

Московский музыкальный театр «Геликон-опера» под руководством Дмитрия Бертмана» представляет премьеру юбилейного 25-го сезона — оперетту Жака Оффенбаха «Прекрасная Елена». Премьера состоится 3 октября

В Санкт-Петербурге «Прекрасную Елену» впервые исполнили в 1866 году артисты французской труппы на сцене Михайловского театра, а уже в 1868 году герои Оффенбаха запели по-русски в переводе Виктора Александровича Крылова на сцене Александринского театра в бенефис Александра Александровича Яблочкина. В заглавной партии выступила Вера Александровна Лядова – балерина из труппы Императорских театров.

Затем на русском языке появлялись различные переводы и текстовые варианты, в независимости от политической ситуации: А.Арго, В.Шершеневича, Н.Эрдмана, Б.Рацера, М.Гальперина.

В версии театра «Геликон-опера» взят за основу дореволюционный сценический перевод либретто Анри Мельяка и Людовика Галеви, выполненный Виктором Александровичем Крыловым.

Художник-постановщик приглашен из Австрии — Хартмут Шоргхофер, уже работавший в «Геликон-опере» на постановке оперы Рихарда Вагнера «Запрет на любовь». Однако, сотрудничество художника с режиссером-постановщиком Дмитрием Бертманом началось еще в Венской Фольксопер, за которой последовал целый ряд именитых театров Шведская королевская опера, Канадская опера в Торонто,Оперный театр Эрфурта — и везде неизменный успех. В Москве Бертман и Шоргхофер успели вместе поработать над «Иолантой» в Театре Н.И.Сац, а в Баку поставили современную оперу «Интизар».

«Геликон» подготовил зрителям немало сюрпризов, один из них — на роль Ореста, которую обычно исполняют меццо-сопрано, приглашены три контр-тенора: Юлий Котов, Далер Назаров и Вадим Волков. Куплеты Ореста: «Дзинь-ля-ля! Что за голова, голова, о-ля-ля!» могут смело соперничать с куплетами князя Орловского из оперетты Иоганна Штрауса. Мы надеемся, что этот спектакль станет таким же популярным, как и легендарная «геликоновская» «Летучая мышь».

Дмитрий Бертман:
«В западноевропейской опере царственные особы, как правило, страдают и бездельничают, и только режиссер может заставить оперного правителя трудиться. Греческие цари в оперетте Оффенбаха поют, играют и забавляются, как раз перед началом Троянской войны.

«Прекрасная Елена» шла в театре имени Станиславского и Немировича-Данченко целых тридцать лет до моего рождения и еще долго после него. У меня об этом спектакле сохранились самые теплые и нежные воспоминания. Сейчас «Елены» нет в репертуаре ни одного московского театра. У нас шедевр композитора исполняется в авторской редакции, что редко можно встретить в современных постановках, поскольку со времени создания музыка Оффенбаха претерпевала множество оркестровых версий. Оперетту вытесняют опера и мюзикл, и мне захотелось дать ей приют в нашем временном пристанище на Арбате. Честно говоря, я очень надеюсь, что этим спектаклем мы завершаем премьерный список на этой сцене, и следующая наша премьера состоится в родном доме на Большой Никитской».

Режиссер-постановщик – народный артист РФ Дмитрий Бертман

Дирижер-постановщик – народный артист РФ Владимир Понькин

Сценография и костюмы — Хартмут Шоргхофер (Австрия)

Балетмейстер-постановщик – лауреат международных конкурсов Эдвальд Смирнов

Режиссеры — Наталья Дыченко, Илья Ильин

Дирижер – Валерий Кирьянов

Действующие лица и исполнители:
МЕНЕЛАЙ
заслуженный артист РФ
Вадим ЗАПЛЕЧНЫЙ
заслуженный артист РФ
Анатолий ПОНОМАРЕВ
Дмитрий ПОНОМАРЕВ

ЕЛЕНА — Майя БАРКОВСКАЯ
Александра КОВАЛЕВИЧ
Елена СЕМЕНОВА

ПАРИС — Василий ЕФИМОВ
Александр КЛЕВИЧ
Андрей ПАЛАМАРЧУК
Дмитрий ХРОМОВ

КАЛХАС
заслуженный артист РФ
Михаил ГУЖОВ
Дмитрий ОВЧИННИКОВ
Дмитрий СКОРИКОВ

АГАМЕМНОН
заслуженный артист РФ
Андрей ВЫЛЕГЖАНИН
Михаил ЕГИАЗАРЬЯН
Михаил НИКАНОРОВ
заслуженный артист РФ
Сергей ТОПТЫГИН

АХИЛЛ — Владимир БОЛОТИН
Вадим ЛЕТУНОВ
Игорь МОРОЗОВ

АЯКС ПЕРВЫЙ — Илья ИЛЬИН
Виталий ФОМИН

АЯКС ВТОРОЙ — Антон АРТАМОНОВ
Евгений КСЕНДА Антон КУРЕНКОВ

ОРЕСТ — Вадим ВОЛКОВ Юлий КОТОВ Далер НАЗАРОВ

БАХИЗА — Инна ЗВЕНЯЦКАЯ
заслуженная артистка РФ
Екатерина ОБЛЕЗОВА

ПАРФЕНИС — Татьяна БАШМАКОВА
Анна ЗМЕЕВА

ЛЕОНА — Ольга ДАВЫДОВА
Ксения ЛИСАНСКАЯ

ФИЛОКОМ — Алексей ВЕРТОГРАДОВ
Артем ДАВЫДОВ

Митя Фомин потратил миллионы на покупку квартиры в Крыму

Пандемия подтолкнула звезд к покупке недвижимости на российских курортах. Не исключение и Митя Фомин, который месяц назад приобрел квартиру в Крыму. Певец рассказал «СтарХиту» о фишках будущего жилища, одна из них: апартаменты находятся прямо на крыше жилого комплекса.

Митя Фомин давно мечтал о собственном жилье у моря. Чтобы его было видно буквально из окна. И вот желание артиста сбылось. Недавно он приобрел небольшую квартиру в Крыму, буквально в 10 метрах от берега.

«Это самый сладкий момент, — поделился Митя со «СтарХитом». — Расположена она на крыше, а я любитель крыш. Теперь я этакий новый крымский Карлсон, а малыши сами подтянутся. Море в двух шагах: можно проснуться, увидеть горизонт, спуститься, и через несколько секунд ты будешь в воде. Сами апартаменты небольшие, находятся в ЖК под Севастополем, но есть перспектива присоединения дополнительных площадей, об этом я уже веду диалог с руководством. Пока все в ремонтном состоянии, нужно планировать, зонировать, обставлять».

Дом, в котором у Фомина теперь есть свой уголок, расположен в тихом месте, где много живописнейших пустынных пляжей. В 15 минутах также находится военный аэропорт, и в ближайшей перспективе оттуда планируются вылеты гражданских рейсов. Стоимость квартир в данном ЖК, кстати, достигает 8 миллионов рублей.

«Крым мне нравился всегда, — продолжает музыкант. — Но купить полноценный дом здесь пока не представляется возможным, за ним нужен уход. Да и не вижу смысла, ведь тут ты никогда не сидишь на месте, все время путешествуешь и вдохновляешься. В то же время вопрос о том, чтобы иметь свой угол, где можно бросить сумку и переночевать, уже давно стоял особенно остро. Небольшую квартиру всегда можно оставить, за ней будут следить, а я буду знать, что она в целости и сохранности. Соседи у меня замечательные. А в свое отсутствие, возможно, буду очень выгодно это жилье сдавать».

Покупке поспособствовала пандемия. Несмотря на то, что у артиста есть вид на жительство и дача в Италии, которой он владеет вместе с родной сестрой, сейчас туда особо не полетаешь: друзья не могут составить компанию, плюс всегда есть риск сесть на карантин.

В ближайшее время певец намерен обратиться к дизайнеру для разработки проекта квартиры. Пока же он весь погружен в подготовку к первому посткарантинному концерту в Москве — он пройдет уже 30 августа в «Руки Вверх баре».

Квартира народного артиста России Дмитрия Бертмана на Арбате

Народный артист Российской Федерации Дмитрий Бертман родился в Москве. Жил недалеко от Парка культуры, но планировал приобрести идеальное жилье. После смерти бабушки ему досталось наследство — еще одна квартира возле Речного вокзала.

Известный режиссер театра решил продать имеющуюся недвижимость и занялся поисками достойного варианта. Он подвернулся: Бертман купил жилье в центре столицы, на Арбате. Там живет уже более 22 лет: из-за полной занятости Дмитрий Александрович до сих пор не женился.

Приобретенная коммунальная квартира приглянулась ему с самого начала. Изменить намерение деятелю искусства не помешало ни старинное здание, в котором она была расположена, ни отсутствие в комнатах яркого света. Соседям, находящимся прямо за стенкой, он предложил переехать в другое место. Получив согласие, Бертман подобрал подходящие варианты и получил здание в единоличное пользование.

После перепланировки четыре отдельные комнаты превратились в трешку. Обновленное жилье состояло из гостиной немалого размера, кабинета с библиотекой, кухни, спальни и санузла. Его владелец решил обойтись без помощи дизайнеров. Он нанял строительную бригаду из Украины и вручил мастерам собственноручно сделанные наброски конечного результата.

Оформление дизайна превратилось в процесс: кое-что покупалось и доделывалось постепенно. Во время поездок Дмитрий Бертман привозил понравившиеся вещи, что-то особенное. Генеральный директор и руководитель «Геликон-Оперы» увеличил площадь комнат и преобразовал их до неузнаваемости.

В интерьере гостиной, выполненной в английском стиле конца XIX-начала XX столетия, выделяется белый электрокамин с роскошной вазой и подсвечниками. Рядом — картина «Портрет неизвестного», привезенный из Ливана. Нельзя не заметить некоторого сходства человека на полотне с владельцем квартиры.

Здесь выставлена коллекция столового серебра и вместительный раритетный буфет из красного дерева, которые Бертман унаследовал от бабушки.

Светлый рояль — подарок поклонницы основанного им театра фрау Зайлер — сделан на заказ. На фоне оливкового тона стен он смотрится эффектно.

В кабинете собраны старинные книги, зарисовки к спектаклям, вещи, обладающие своей историей. Найденные в сарае и отреставрированные кресла оказались точь-в-точь похожими на версальские экземпляры. На стене — три тарелки: ручная работа с гравировкой, дальше подарок Лужкова и тарелка маленького Димы.

Дмитрий Бертман, владелец этих редкостных предметов, тоже уникален. Стартовая цена на квартиры, подобные той, что обустроил этот творческий человек, составляет 20 млн рублей и более.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector