Td-te.ru

Дом и Быт — Журнал TD-TE.Ru
6 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Пентхаус Ирины Хакамады

Пентхаус Ирины Хакамады

Пентхаус Ирины Хакамады и Владимира Сиротинского не выглядит новым. Между тем еще пару лет назад его даже не было в проекте. Тогда Ирина и Владимир поселились в обычной квартире на последнем этаже старого доходного дома в районе Петровки. Квартиру отделали в духе модного в начале нулевых минимализма: белые стены, угловатая мебель, футуристические светильники.

Однажды в доме прохудилась крыша. Тут-то хозяевам и пришла в голову идея освоить чердак. На старых планах крыша находилась значительно выше, поэтому власти разрешили ее приподнять. Квартира приобрела два мансард­ных этажа с видом на старый город со всеми его луковками, колоколенками, разномастными крышами и кремлевским золотом. Чтобы пентхаус не диссонировал с домом, архитектор Мария Забеднова придумала поместить на окна витые решетки по эскизам Шехтеля.

“У меня долго не было своего дома, – говорит Ирина. – Когда мы с Володькой поженились, он разошелся с женой и все ей оставил, а я все оставила мужу. Когда я стала министром, мне дали госдачу. После отставки мы остались ни с чем и жили в пансионате. В 1998-м денег не было совсем, пока я не стала депутатом и вице-спикером Думы. Мне опять дали дачу. Чтобы как-то обустроить казенный дом, я все стены увешивала разными картинами. Когда мы купили эту квартиру, у меня были выборы и у моей дочери Маши обнаружился лейкоз. Было не до квартиры. Выборы мы проиграли, дачу опять отняли. А нам запретили жить в Москве из-за экологии. Мы жили у друзей за городом. Я проводила президентскую кампанию, бегала на митинги, а после митингов – в больницу”.

Когда Маша пошла на поправку, Хакамада наконец взялась за интерьер. Уход из активной политики позволил ей много путешест­вовать, особенно по Юго-Восточной Азии. Оттуда и пришли идеи для нового интерьера.

“Я влюбилась в Бангкок, в старые дворцы: тайская мебель и венецианские люстры – по­трясающее сочетание, – рассказывает Ирина. – Не знаю, как это назвать: то ли шинуазри, то ли паназия. Я наполовину азиат, наполовину европеец: колониальная эклектика – стиль, который в наибольшей степени выражает меня. В общем, из Бангкока я приехала двинутая, Володька даже ругался. Поскольку речь идет о мансарде, я хотела дерево на потолке и лаконичные белые стены.

Единственная допустимая для меня роскошь – люстры. Нынешними я даже не вполне довольна. Мне хочется по­крупнее и побогаче, чтобы усилить контраст”.

Что касается богатства: в квартире нет ни одного предмета дороже полутора тысяч долларов. Столики, диваны и кресла Ирина искала на барахолках и в этнических мебельных магазинах. “Все было куплено отдельно, но “сработало” вместе, – рассказывает она. – Потом мне объяснили почему. Если у вас в голове есть правильная идея, вещи сами к вам бегут”. У Ирины нет случайной мебели, все отвечает ее стилю жизни и бытовым привычкам: “Я человек лежащий. Есть вечно сидящие, есть бегущие, а у меня позвоночник так устроен, что мне хорошо, только когда я лежу. Вот зачем мне столько диванов”. Особая гордость – скамья, на которую забираются с ногами и утопают в шелковых подушках. Ирина любит здесь поваляться и покурить кальян. Курить и болтать – старая привычка, а кальян заменяет пачку сигарет, которая легко уходит за разговором. Кабинет Ирины находится на третьем уровне квартиры, под самым коньком крыши. На стене — фоторабота Антона Ланге.

Быть в комфорте со своими привычками – ключ к выбору предметов обстановки и основа пространственного решения квартиры. Налево от гостиной и библиотеки – мужская половина, направо – женская. У каждого свой кабинет, спальня, гардеробная и ванная. Для оформления ванной очень пригодился интернет-магазин, в котором удалось найти великолепные душевые боксы Тимо . Они чудесно вписались в интерьер и покорили хозяев своей функциональностью.

Викторианская планировка взята не ради целомудрия. В доме Хакамады высшая ценность – privacy. Это квартира очень свободных людей. “Две половины и общее пространство, где мы соединяемся, – это очень удобно, – объясняет Ирина. – Совместная жизнь – компромисс между двумя личностями. Свое пространство необходимо нам, чтобы оставаться толерантными. Володька, например, обожает громкую музыку, какую-то свою, я – нет. Почему мы должны друг другу мешать или в чем-то себя ­ограничивать? Общение не может быть вынужденным, а совместная жизнь жертвенной”.

На дне рождения Ирины экс-министр Починок на пару с Сиротинским втащили в ее кабинет увесистый подарок – напольные англий­ские часы с боем, фотограф Антон Ланге привез серию снимков из малайзийских тропиков. Ирина ждет деревянного будду из Таиланда – “не толстого, как обычно, а утонченного, аристократического, с прикрытыми глазами”. А скоро она обещает взяться за первый этаж. Это будет “Прованс с хай-теком”: темные балки на белом потолке, сбитая штукатурка и стерильная угловатая мебель. Ирине нравится, что этажи квартиры будут разными – и выразят на новом уровне кровосмешение Европы и Азии.

Ирина Хакамада: «Пора остановить истерику, но власть сделать это не в силах»

По словам бывшего политика, уже на протяжении 15 лет она в рамках своей преподавательской деятельности рассказывает о том, что мир становится турбулентным, человечество вступило в эпоху хаоса, — и объясняет его закономерности.

Главная отличительная черта хаоса – все причинно-следственные связи перестают быть линейными, они становятся очень сложными, плюс происходит рост по экспоненте. «В хаосе любой взлёт бабочки может дать как вот такой страшный негатив, так и дикий позитив. Пока что бабочка двинула в сторону негатива», — отметила Ирина Хакамада, комментируя ситуацию с коронавирусом.

«Даже когда человек голодает, но ему есть чем заниматься, он ещё держится, он ещё борется. Но если, находясь в условиях карантина и беспрецедентной самоизоляции, о которой ему долбят 24 часа в сутки, человек вдобавок понимает, что у него тают деньги, а цены растут, а в магазинах ничего нет — идёт уничтожение человеческой «осознанной энергии». И он начинает сходить с ума», — рассказала Хакамада.

Если сходит с ума один, можно помочь. Если сходит с ума вся нация, по мнению Ирины Хакамады, последует ещё большая волна неприятностей. «И тогда дальше никто и ничего не сможет прогнозировать».

Бизнес-тренер убеждена, что необходимо как-то перемалывать «тренд истеричности», который активно проявляет себя, в том числе, в интернете. «Это не значит, что ты победишь, но ты должен что-то делать».

Наша власть пока никак не может остановить этот бесконечный негативный информационный поток. «А ведь могла бы — и не запретами, а просто объясняя, что к чему, конкретно и чётко. Чтобы люди с утра до вечера не питались слухами, источниками ВВС, не слушали новости о том, что кто-то что-то сказал, что где-то на Кипре, например, уже ввели комендантский час…».

Хакамада считает, что необходимо создать свой информационный честный, открытый медицинский портал, где надо рассказывать о том, что означает этот новый вирус и что происходит. «Напишите, что переболеет огромное количество людей. Смертность не такая высокая, но повыше, чем у других гриппов, но она касается больше пожилых людей. А пожилые люди болеют разными хроническими болезнями и так далее. Поэтому ты действительно можешь заразиться коронавирусом и с ним умереть, но это не значит, что ты умер от него».

Хакамада уточнила, что не верит в теорию заговора и считает всё происходящее «случайно игрой», на которой, впрочем, начиная с самого Китая, «нагревает руки огромное количество политических групп влияния и крупных бизнес-групп».

Что касается России, по мнению Хакамады, мы «тянемся за другими странами», наши действия «абсолютно случайны, стихийны». У нас нет чёткого плана, нет технологической, системной организации всех процессов, поэтому «весь наш бардак» начинает вылезать наружу.

Читать еще:  Дом Александра Реввы в классическом стиле

«Наша неэффективность абсолютно стабильна. Но внутри она движется в негатив, а не прогрессирует в позитив. Поэтому мы получаем ещё большую внутреннюю, скрытую нестабильность внутри объявленной, декларативной стабильности. И как только происходит обрыв, когда такой триггер переворачивается, «чёрный лебедь» вылетает — вся наша неэффективность тут же становится очевидной», — объяснила Хакамада.

С точки зрения Хакамады, если «эта штука» продлится больше, чем месяц-два, «мы закончим крахом экономики».

Экономика работает по принципу домино. «Нельзя сохранить какой-то сектор в шоколаде, а всё остальное изолировать и опустить. Нет, спрос, предложение и все связи пойдут как стихийное бедствие. И дальше начнётся депрессия всей экономики в целом. И, самое главное, что всё это совершенно неоправданно. Нужно было понимать, ещё когда только началась вся эта история с вирусом, к какой катастрофе это может привести», — подчеркнула Ирина Хакамада.

Пентхаус «железной леди»: где живёт Ирина Хакамада

Трёхуровневый пентхаус, где живёт сейчас Ирина Хакамада, находится в одном из домов Петровского переулка в центре Москвы. Эти апартаменты «железная леди» приобрела давно за $ 250 000.

Во время ремонта крыши Ирина Мицуовна решила сделать из последнего этажа полноценную мансарду. Некоторые вопросы пришлось согласовывать с властями. Крышу разрешили приподнять, а окна оборудовали решётками.

Квартира Хакамады поделена на мужскую и женскую зоны. Такое разделение выражает уважение ко второй половинке. Супруги могут смотреть телевизор или слушать музыку и не мешать друг другу. Каждая зона имеет спальню, ванную, кабинет и гардеробную. Только гостиная и библиотека находятся на нейтральной территории.

Идею для интерьера Ирина привезла из поездок по Юго-Восточной Азии. Из-за стиля квартиры ей даже пришлось поспорить с мужем.

Кабинет Хакамады находится под самой крышей дома. Основными элементами в этой комнате являются диван и кресло. А стену украшает фото-шедевр с изображением природы.

После долгого ремонта чердачного помещения Ирине было тяжело решиться на переделку первого этажа. Для оформления пригласили дизайнера, которая предложила сделать квартиру в стиле индустриальный лофт.

Хакамада была ограничена в бюджете, поэтому пришлось экономить. Двери вместо замены просто очистили и заново покрасили, а на мягкой мебели заменили чехлы. Вместо вешалки прихожую оборудовали трубой, а для переобувания поставили кирпичную банкетку.

В общую гостиную установили тяжёлую гаражную дверь, которая открывается с кнопки, расположенной с обеих сторон. Вход в санузел украшает граффити, изображающее буквы WC. Кухня выполнена в стиле хай-тек. Здесь использованы только камень, металл и дерево.

Квартира Ирина Хакамады может рассказать об отменном вкусе хозяйки. В такой обстановке ей проще заниматься привычной мыслительной деятельностью.

Ирина Хакамада: «Большинство людей повторяют одну и ту же ошибку»

О неизбежных переменах

Сегодня большинство людей — и молодых, и тех, у кого есть опыт за плечами, — интуитивно чувствуют, что время очень сильно изменилось. Стандартные схемы больше не работают, невозможно ничего предугадать, а весь предыдущий опыт рушится. И люди понимают, что единственный способ оставаться эффективными в условиях денежной экономики — скорректировать свою личность таким образом, чтобы она могла быстро реагировать на все перемены и уметь принимать совершенно нестандартные решения. Речь идет не только про зарабатывание денег, обеспечивание себя и своей семьи. Это касается и личной жизни, потому что и в этой сфере все стремительно меняется.

О правильном выборе

Если вы решили обратиться за помощью к коучу, нужно быть уверенным в его опыте и доверять ему на все 100% — человек должен достичь того, чему он учит. Не ведитесь на громкие названия и легкие энергетические тексты в духе Тони Роббинса. Я не конкурирую с ним, а просто хочу отметить, что у него типичная американская модель поведения, которая работает исключительно на коротких волнах. Вам делают энергетические уколы, но эффект от них такой же, как от мезотерапии: одноразовый. Через пару дней он пройдет, а вы по-прежнему останетесь ни с чем. Вам должно быть тяжело в учении. Как говорит Татьяна Черниговская, даже слушать лекции должно быть тяжело, необходимо продираться сквозь мысли. Когда речь идет о трансформации личности, не может быть легких путей и таблеток, которые вам кидают на язык и обещают мгновенное действие. Если так делают, это значит, что на вас просто зарабатывают деньги.

Самый большой опыт я получила в политике. Я попала туда, поддавшись настроению, потому что меня разочаровал бизнес, хотелось творить что-то, основанное на моих фундаментальных знаниях. Я сконцентрировалась на этой идее — а когда мозг на чем-то фокусируется, он начинает вытаскивать из окружающего мира соответствующие запросу сигналы. И вот ко мне пришел депутат Верховного совета, попросил проконсультировать его по теме фьючерсов и хеджирования. Он ничего не понял из нашего разговора, но все равно сказал, что будет писать законы. В тот момент я подумала: «Почему человек, который ничего не понимает, будет писать законы? Потому что он депутат? Но сейчас ведь другое время, я тоже могу стать депутатом». Я рванула в политику, поверив в новую эпоху. Хотя никогда не была ни общественным деятелем, ни профсоюзным лидером, ни даже комсомольским вожаком. Стала депутатом, потом ушла в министры и опять оказалась одна против всех. Мне помогал только профессор Евгений Ясин, все остальные считали, что вмененный налог и вся упрощенка — это стимулирование жульничества и уход в серую экономику. И пока я все это пробивала, участвовала в дебатах, столкнулась с таким хамством, беспределом и давлением фракции на одиночного депутата, что выработала бешеное количество инструментов и скорректировала себя как личность. 12 лет в политике, до этого опыт в бизнесе и преподавании, еще раньше работа в аспирантуре и ночным сторожем, когда я вообще никому была не нужна. Все это время постепенно происходила моя трансформация.

За 12 лет преподавания через меня прошли такие толпы, что сегодня я могу сказать, что большинство людей повторяют одну и ту же ошибку: не хотят заниматься собственной трансформацией, а хотят, чтобы их кто-то трансформировал, и готовы за это платить. Это то же самое, как прийти к пластическому хирургу и попросить, чтобы он тебя полностью переделал, в надежде, что муж перестанет изменять. Только все это глупости — хирург сделает свою работу, а муж все равно уйдет. С личностью все так же — она не терпит никакого стороннего вмешательства. Коуч или лектор могут дать инструменты, причем основанные не только на его опыте, но и подтвержденные наукой. И тогда человек с неохотой, но берет эти инструменты и начинает менять себя, получая результат.

Не нужно подавлять отчаяние, потому что чем сильнее вы будете его давить, тем чаще оно будет возвращаться. Первое, что нужно сделать, — отдаться ему и поиграть в эту историю. Поезжайте на дачу на выходные, посмотрите грустные фильмы, разрешите себе подумать, что все — конец, петля, все годы потрачены впустую… Нужно просто подождать пару дней, пока организму это не надоест и день на третий он вам не скажет: может, поедешь в спортклуб? Это будет первым признаком того, что вы начинаете освобождаться. А дальше необходимо дать своему мозгу задание — найти выход. Возможно, придется убрать свои амбиции, прошлый опыт. Нужно упроститься до состояния «здесь и сейчас» — искать решение, не опираясь на прошлое и не думая о будущем. И потом, когда вы его найдете, его нужно реализовать. Но даже если, проанализировав все, вы подумаете, что решения нет, важно четко понимать, что выход есть всегда.

Читать еще:  Питерская «трёшка» Андрея Носкова из сериала «Кто в доме хозяин?»

О соответствии времени

Если время бежит вперед, а вы при этом не меняетесь, то рано или поздно останетесь за бортом. Если же вы меняетесь вместе со временем, вам легко, вы на волне. А иногда нужно меняться, опережая время. Вокруг могут говорить: «Что ты делаешь, это никому не нужно». Но если вы будете продолжать делать свое дело, то потом окажетесь первым на рынке. Одно время мне говорили, что с моим опытом нужно заниматься онлайн-обучением: лекция — задание, лекция — задание. Вроде ничего сложного, но для меня это скукота. К тому же рынок забит онлайн-курсами, да и как можно учить через экран — когда у меня люди в зале, они получают от меня энергию, а я от них. В итоге я затеяла «Хакаматон» — марафон, в котором нет никаких лекций, есть только задания. Такого прецедента еще не было — ни в России, ни в мире. А мне было плевать, мне так хотелось, и все. Люди балдеют, но сначала, конечно, сопротивляются, надеются, что я хоть что-то да расскажу. Но я молчу. Только даю задания и объясняю, зачем они нужны, как они могут помочь в трансформации. Именно поэтому главный слоган — «Действуя, ты учишься». Если ты бездействуешь, остаешься на прежнем уровне. Нет смысла в том, что я за вами смотрю, и моя оценка вам тоже не нужна, вы просто делаете сами и сами учитесь. Предположим, вы боялись перепрыгнуть через яму, а потом взяли и перепрыгнули. Нужно ли вам, чтобы в этот момент к вам подошел преподаватель и сказал: «Ты молодец?» Вряд ли. Важно, чтобы вы сами себе сказали: «Я молодец».

О формулах успеха

Сделай пять шагов, на шестом тебя будет ждать успех — такие формулы не работают, потому что у каждого человека свои шаги. Но в каком направлении двигаться, я могу подсказать. Не могу назвать себя тренером — я чуть-чуть коуч, чуть-чуть психолог, чуть-чуть философ. Я проводник, который может дать ключи, а дальше каждый сам подбирает нужный ключ к каждой дверце.

О физической нагрузке

Еще буддисты говорили, что тело должно быть осознанным и одухотворенным. Оно не должно мешать, оно должно помогать, поэтому за ним нужно следить. Я стараюсь заниматься дважды в неделю: 40 минут на дорожке и потом час с личным тренером пилатесом. В отпуске много плаваю, люблю кататься на горных лыжах, много хожу. В этом году, к примеру, была на Burning Man — ни одной ночи не спала, за семь дней прошла всю пустыню. Иногда брала велосипед, но большую часть времени все же пешком, чтобы не отвлекаться на дорогу, побыть странником. Я вообще всем, кто переживает периоды эмоционального выгорания, советую делать две вещи. Первое — много ходить пешком, отпускать водителя и после работы гулять по любимому маршруту. Второе — смотреть не под ноги, а в небо, поднимать голову и сквозь эти бетонные джунгли ловить энергетический баланс. Тогда вам сразу станет легче.

Где живет Ирина Хакамада

Ирина Хакамада родилась в Москве в 1955 г. Отец Ирины Муцуо Хакамада эмигрировал из Японии в СССР по политическим соображениям. Мать Нина Синельникова занималась преподаванием и ничего не смыслила в интригах «сильных мира сего».

Хакамада получила специальность экономиста в стенах РУДН. Карьера будущей представительницы политической элиты началась с научной деятельности и защиты кандидатской диссертации. В 1989 году Ирина открыла для себя мир бизнеса, встав у руля вновь созданного кооператива. Удачно совмещая научную деятельность и практичную, приносящую доход, работу, она регулярно пробовала себя в политике.

При этом Хакамада активно продвигала идеи благотворительности. За её плечами – лидерство в демократической партии «Союз Правых Сил», опыт работы в органах госаппарата, подача заявки в качестве кандидата на выборах Президента РФ, доклад для ООН. Остаётся лишь удивляться собранности и организованности Ирины Хакамады, имеющей столь обширный послужной список.

Журнал «Тайм» опубликовал список самых известных женщин мира, в который была включена Ирина Хакамада, получтв звание «политика 21 века». В ходе социологических опросов соотечественники неоднократно соглашались с её ролью «женщины года». Чувство стиля, интересное и глубокое общение в рамках неформальных встреч и интервью, самостоятельность, разносторонние интересы сделали Ирину Хакамаду любимицей публики и кумиром многих россиянок.

Активная политическая деятельность завершилась в 2008 г. В 2006 и 2007 годах выходят любовные политические романы, которые сразу же стали весьма популярными. Книги Ирины активно скупали и обсуждали. Так для бывшего политика началась карьера публициста. На данный момент общий тираж книг автора превысил 1 миллион экземпляров.

В настоящее время Хакамада уделяет много времени консультированию и обучению. Она является отличным тренером и рассказывает участникам мероприятий, как достичь успеха, не превращая свою жизнь в гонку. Её лекции с удовольствием посещают студенты МГИМО и других ВУЗов. Мастер-классы Ирины Хакамады проходят не только в России, но и за рубежом. Тема успеха, имиджа и стиля раскрывается также в её авторских программах на ТВ и радио.

Квартира Ирины Хакамады

Полный воздуха, расположенный на трёх уровнях пентхаус Хакамады находится в одном из домов Петровского переулка в самом центре Москвы. Последний этаж доходного дома, в котором находилась квартира, требовал ремонта. После согласования проектной документации с властями, началась переделка ветхой крыши. Её приподняли, в результате чего появилось два полноценных мансардных уровня. Для того чтобы привести достройку в соответствие с общим видом здания, окна дополнили решётками по эскизам Фёдора Шехтеля.

Ирина Хакамада приобретала жильё во время паузы в политической карьере. Будущая хозяйка роскошной квартиры, оставив государственный пост, отправилась путешествовать. Впечатления от поездок по странам Юго-Восточной Азии Ирина выразила в удивительном контрасте тёмного деревянного потолка мансарды, белых стен и огромных роскошных люстр. Так в интерьере слились азиатские и европейские черты. Их сочетание выглядит очень стильно и придаёт пространству утончённый шик. В целом превращение чердака в двухуровневый салон заняло четыре года.

Последний уровень мансарды оборудовали под кабинет Хакамады. Его стиль отличается от того привычного образа, к которому мы привыкли. Здесь нет массивного стола, тяжёлых антикварных стульев, папок с документами, телефонных аппаратов и прочей традиционной атрибутики.

По словам Ирины, её основная деятельность в кабинете – мыслительная, для которой достаточно удобного дивана, кожаного кресла с подлокотниками и подставки для ног. Гедонистическая обстановка кабинета воплощает принцип, который транслирует своим последователям Ирина Хакамада. Он заключается в том, чтобы дело всей жизни приносило человеку радость.

Пространство пентхауса разделено на две зоны при помощи коридора-библиотеки и гостиной, которая объединена с кухней. Одна из них – мужская, а другая – женская. В каждой есть кабинет, ванная комната и собственная гардеробная. Такое решение – отличный выбор для тех, кто ценит приватный отдых. Пока в одной половине слышна громкая музыка, в другой можно провести время в полной тишине.

Интерьер кухни-гостиной, как и других помещений квартиры, содержит минимум мебели. Здесь просторно, светло и есть уютный камин. Тщательно подобранное освещение придаёт дополнительный объём пространству. Практически белые, кремового цвета стены и мебель в сочетании со стеклом обеспечивают «воздушность» помещения. Единственная мечта, которую не удалось воплотить Ирине, — это наличие подиума с ванной посреди гостиной. В процессе ремонта было принято решение, что подобные креативные решения далеки от современной жизни, а их место – лишь в кино.

Всю мебель Ирина Хакамада приобрела на барахолках и в этнических лавках. Пентхаус очень самобытен и при этом в нём нет ни одной вещи дороже 1,5 тысяч долларов. Творческий подход к декору проявляется в многочисленных деталях, которые не затмевают общего фона, но создают определённый колорит. На одной стене квартиры можно увидеть граффити в стиле Бенкси, на другой – работу художника Михаила Шемякина. В пентхаусе есть даже отдельная комната для кукол.

Читать еще:  Загородный дом Андрея Макаревича

Площадь квартиры до проведения ремонта составляла 150 кв.м. По данным ЦИАН, за аналогичное жильё в Петровском переулке, площадь которого составляет 150 квадратных метров и выше, покупатель должен отдать не менее 100 млн. рублей.

“Изменяли все четверо”: Хакамада объяснила, почему на протяжении 20-лет живет в свободных отношениях

Для Сиротинского Ирина стала третьей женой. Имея за спиной несколько разводов, влюбленные сразу решили распределить обязанности. «Мы договорились, как при приёме на работу. Когда он предложил мне руку, сердце, я предложила: “Давай разберёмся, кто за что отвечает в семье”. – “Я хочу ребёнка. Ты согласна?” – “Согласна. Но не согласна при этом покинуть политику. А ещё не согласна заниматься всякой “бытовухой”. Он спросил: “А что даёшь ты?” – “Я муза. Я даю вдохновение. Я – энергетический спонсор”», – рассказала Хакамада в программе “Жена. История любви”.

Rep.ru

Хакамада и Сиротинский вместе уже 20 лет. В 1997-м году у них родилась дочь Маша. При рождении малышке поставили неутешительный диагноз “синдром Дауна”. Первое время Ирина не показывала дочь на публике, но позже поняла, что девочка очень общительная и ей необходимо общество других людей. Политик стала везде появляется вместе со своей “особенной” дочерью.

hellomagazine.com

В 2003 году у Маши обнаружили лейкоз, но онкологию диагностировали на ранней стадии, поэтому девочку удалось спасти. Сейчас ей уже 19 лет и в скором времени она собирается замуж за своего парня с таким же диагнозом. Хакамада не против этих отношений, поскольку она хочет, чтобы дочь не чувствовала себя особенной.

hellomagazine.com

В недавнем интервью Youtube-каналу “Нежный редактор” Хакамада рассказала, что они с мужем прощают друг другу измены и живут в так называемом “открытом браке”. “Мужик всегда начинает гулять первым. Что касается последнего мужа, то я поняла: там полигамия – мама родная. Подумала: ну сколько можно, опять разводиться, уже в четвертый раз? Мне очень сложно найти мужчину, который будет на моей волне, поэтому я решила найти компромисс. У нас партнерский брак: он свободен, и я тоже. Но мы существуем вместе, потому что нам по кайфу. Это уже не статус любовников, а мои маленькие влюбленности. Мы договорились, без обмана”, — призналась Хакамада.

finparty.ru

А как вы относитесь к подобным свободным отношениям?

Трёхуровневый пентхаус бывшего политика Ирины Хакамады

Подпишитесь
на нашу email-рассылку

В гостях у Ирины Хакамады

Ирина Хакамада показала AD свой пентхаус в районе Петровки. Интерьер в стиле колониальной эклектики она придумала сама.

Пентхаус Ирины Хакамады и Владимира Сиротинского не выглядит новым. Между тем еще пару лет назад его даже не было в проекте. Тогда Ирина и Владимир поселились в обычной квартире на последнем этаже старого доходного дома в районе Петровки. Квартиру отделали в духе модного в начале нулевых минимализма: белые стены, угловатая мебель, футуристические светильники. Однажды в доме прохудилась крыша. Тут-то хозяевам и пришла в голову идея освоить чердак. На старых планах крыша находилась значительно выше, поэтому власти разрешили ее приподнять. Квартира приобрела два мансардных этажа с видом на старый город со всеми его луковками, колоколенками, разномастными крышами и кремлевским золотом. Чтобы пентхаус не диссонировал с домом, архитектор Мария Забеднова придумала поместить на окна витые решетки по эскизам Шехтеля.

“У меня долго не было своего дома, – говорит Ирина. – Когда мы с Володькой поженились, он разошелся с женой и все ей оставил, а я все оставила мужу. Когда я стала министром, мне дали госдачу. После отставки мы остались ни с чем и жили в пансионате. В 1998-м денег не было совсем, пока я не стала депутатом и вице-спикером Думы. Мне опять дали дачу. Чтобы как-то обустроить казенный дом, я все стены увешивала разными картинами. Когда мы купили эту квартиру, у меня были выборы и у моей дочери Маши обнаружился лейкоз. Было не до квартиры. Выборы мы проиграли, дачу опять отняли. А нам запретили жить в Москве из-за экологии. Мы жили у друзей за городом. Я проводила президентскую кампанию, бегала на митинги, а после митингов – в больницу”.

Когда Маша пошла на поправку, Хакамада наконец взялась за интерьер. Уход из активной политики позволил ей много путешествовать, особенно по Юго-Восточной Азии. Оттуда и пришли идеи для нового интерьера.

“Я влюбилась в Бангкок, в старые дворцы: тайская мебель и венецианские люстры – потрясающее сочетание, – рассказывает Ирина. – Не знаю, как это назвать: то ли шинуазри, то ли паназия. Я наполовину азиат, наполовину европеец: колониальная эклектика – стиль, который в наибольшей степени выражает меня. В общем, из Бангкока я приехала двинутая, Володька даже ругался. Поскольку речь идет о мансарде, я хотела дерево на потолке и лаконичные белые стены. Единственная допустимая для меня роскошь – люстры. Нынешними я даже не вполне довольна. Мне хочется покрупнее и побогаче, чтобы усилить контраст”.

Что касается богатства: в квартире нет ни одного предмета дороже полутора тысяч долларов. Столики, диваны и кресла Ирина искала на барахолках и в этнических мебельных магазинах. “Все было куплено отдельно, но “сработало” вместе, – рассказывает она. – Потом мне объяснили почему. Если у вас в голове есть правильная идея, вещи сами к вам бегут”. У Ирины нет случайной мебели, все отвечает ее стилю жизни и бытовым привычкам: “Я человек лежащий. Есть вечно сидящие, есть бегущие, а у меня позвоночник так устроен, что мне хорошо, только когда я лежу. Вот зачем мне столько диванов”. Особая гордость – опиумная скамья (см. фото портрета – прим. AD), на которую забираются с ногами и утопают в шелковых подушках. Ирина любит здесь поваляться и покурить кальян. Курить и болтать – старая привычка, а кальян заменяет пачку сигарет, которая легко уходит за разговором.

Кабинет Ирины находится на третьем уровне квартиры, под самым коньком крыши. На стене — фоторабота Антона Ланге. Быть в комфорте со своими привычками – ключ к выбору предметов обстановки и основа пространственного решения квартиры. Налево от гостиной и библиотеки – мужская половина, направо – женская. У каждого свой кабинет, спальня, гардеробная и ванная. Викторианская планировка взята не ради целомудрия. В доме Хакамады высшая ценность – privacy. Это квартира очень свободных людей.

“Две половины и общее пространство, где мы соединяемся, – это очень удобно, – объясняет Ирина. – Совместная жизнь – компромисс между двумя личностями. Свое пространство необходимо нам, чтобы оставаться толерантными. Володька, например, обожает громкую музыку, какую-то свою, я – нет. Почему мы должны друг другу мешать или в чем-то себя ограничивать? Общение не может быть вынужденным, а совместная жизнь жертвенной”.

На дне рождения Ирины экс-министр Починок на пару с Сиротинским втащили в ее кабинет увесистый подарок – напольные английские часы с боем, фотограф Антон Ланге привез серию снимков из малайзийских тропиков. Ирина ждет деревянного будду из Таиланда – “не толстого, как обычно, а утонченного, аристократического, с прикрытыми глазами”. А скоро она обещает взяться за первый этаж. Это будет “Прованс с хай-теком”: темные балки на белом потолке, сбитая штукатурка и стерильная угловатая мебель. Ирине нравится, что этажи квартиры будут разными – и выразят на новом уровне кровосмешение Европы и Азии.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector