Td-te.ru

Дом и Быт — Журнал TD-TE.Ru
5 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Дом модельера Татьяны Парфеновой: Невский проспект глазами хохлатой собачки

Дом модельера Татьяны Парфеновой: Невский проспект глазами хохлатой собачки

Модельер Татьяна Парфенова купила квартиру на Невском проспекте, куда после ремонта переехала со своим другом – хохлатой собачкой. Окна выходят на знаменитую улицу Петербурга, так что маленькое существо наблюдает за жизнью города через двойной стеклопакет от французского производителя или отдающего своей белизной утепленного балкона.

Квартира замышлялась Татьяной как студия и жилье, объединенное одной крышей. Загородный дом был неплох только в те часы, когда в него можно было добраться, не простаивая в пробках на дорогах, так что в тысяча девятьсот девяносто третьем году модельер полностью обосновалась именно здесь.

К тому же, сделанное для госпожи Парфеновой ограждение балкона из алюминия стекла и пластика очень похоже на ту конструкцию, что предлагает компания «Dixengroup». Главное в деле – практичность и качество: если работают настоящие профессионалы, то можно не бояться рухнуть вместе со стеклопакетом на проезжую часть Северной столицы.

Невский проспект проигрывает особняку в плане чистого воздуха и зеленых насаждений, но компенсирует их расположенный неподалеку парк, да и попасть в любую точку города из центра города можно в любой момент.

Архитектора и дизайнера Татьяна не нанимала. Интерьер придумала довольно быстро сама, а все переговоры с рабочей бригадой строителей взвалил на свои плечи сын. Главное условие мастера выполнили: в квартиру они вселили дух старого Петербурга, рассчитав и толщину стен, заказав окна в стиле 40-х годов и подняв потолки.

Но и современности в нем хватает, например, нашлось место китайской мебели, причем той, которую предпочитают жители северной столицы: бамбуковому шкафчику с нарисованными журавлями в тростниках, комодом и гардеробом черного цвета, откуда готовы сорваться золотые бабочки.

Веяния прошлого в квартире на Невском известного модельера Татьяны Парфёновой

Прогуливаясь по Невскому проспекту Петербурга, прохожие не раз приковывали взгляд к витринам модного дома Татьяны Парфёновой. Но как выглядит квартира известного модельера?

Особенности дома

Дом, в котором живёт Татьяна, располагается в центре Санкт-Петербурга. Его стены возведены в начале 60-ых годов XIX века и не имеют ни лепнины, ни витражей. Именно здесь в 1993 году Парфёнова приобрела квартиру, которая стала идеальным местом для жилья и работы.

Более того, Невский проспект, на котором и расположен дом, имеет ряд преимуществ над другими районами. Помимо того, что это местечко выделяется исключительной красотой, оно имеет удобное расположение. В любую точку города возможно добраться пешком за минут пятнадцать.

Экскурсия по квартире

Татьяна Парфёнова признаётся, что самостоятельно продумывала интерьер дома. Ей хотелось, чтобы в квартире ощущалась атмосфера старины. Создавая интерьер, хозяйка была озабочена исключительной красотой. Вероятно, именно творческий род деятельности помог ей создать столь атмосферный облик квартиры.

При входе в квартиру сразу замечается её особенность: отсутствие прихожей. Гости сразу оказываются на кухне, стены которой имеют индивидуальный почерк хозяйки. На украшенных живописью стенах развешаны белые тарелки кузнецовского фарфора.

На светлых стенах гостиной умело расставлены яркие акценты в виде текстиля с принтами картин самого модельера. Другая комната украшена ромбовидным декором, созданным вручную. Её атмосфера погружает в годы прошлого, когда рядом ещё был дед модельера. Именно его музыкальные инструменты расставлены у белоснежных стен.

В квартире Татьяны каждая мелочь веет стариной. Орнамент сервиза напоминает мех горностая, а деревянный стул погружает гостя в петровские времена. Хозяйка по-особому отнеслась к подаче окружающих вещей. Закрыв дверцы шкафа тканью с внутренней стороны, она добавила подсветку, тем самым создав очаровательный шкаф-светильник.

Большую роль в интерьере модельера играют картины. Когда некоторые из них были отправлены на выставку, стены остались пустовать. Квартира привыкла к тем предметам настолько, что другие попросту не сжились со стеной. Именно в этом и просматривается творческая натура хозяйки, которая умеет не только ценить прошлое, но и созидать настоящее.

Веяния прошлого в квартире на Невском известного модельера Татьяны Парфёновой

Модельер Татьяна Парфенова за работой в компании хохлатой собачки Соль.

С самого начала эта квартира замышлялась как жилье и студия под одной крышей. Но в 1993 году, когда она была куплена, у меня уже был дом в зеленом и любимом мною районе, поэтому поначалу я здесь только работала. Не скажу, что это было удобно: из-за пробок дорога до студии и обратно отнимала у меня три часа. В конце концов я укрепилась в мысли, что жить и работать надо в одном месте. Пришлось пожертвовать свежим воздухом и переехать сюда, на Невский.

У Невского проспекта, впрочем, есть свои неоспоримые достоинства. Во-первых, здесь просто красиво. Во-вторых, в любую точку в центре города можно добраться пешком минут за десять-пятнадцать.

Ни архитектора, ни дизайнера у меня не было. Интерьер придумала сама, а переговоры с рабочими взял на себя мой сын. Больше всего мне хотелось, чтобы в квартире ощущалась атмосфера старого Петербурга, потому что вид из окна, сами окна, высота потолков, толщина стен – все родом из прошлой жизни.

Самое смелое и современное, что я могла себе позволить, это сделать пространство эклектичным. Мне, например, показалось, что в интерьере никак не обойтись без антикварной китайской мебели. Это непременный элемент настоящей петербургской квартиры, и у меня есть четыре таких предмета: бамбуковый шкафчик с журавлями и тростником, пара расписных комодов и черный гардероб с золотыми бабочками.

Еще у меня “живет” старинный немецкий шкаф. Когда он только появился в доме, то источал сильный запах. Поначалу мне это даже нравилось, но постепенно стало ясно, что сосуществовать с этим запахом невозможно. Шкаф был вымыт, высушен и полностью покрыт росписью, так что изменился не только его внешний вид, но и дух.

Читать еще:  Необычный дом большой семьи Уилла Смитта

Очень большую роль в интерьере играют картины. Когда стены “раздеты”, возникает странное чувство. Вот сейчас три мои картины уехали на выставку, и сразу стало как-то грустно. Квартира привыкла к ним. Я пыталась повесить на пустующее место другие работы, но они так и не сжились со стеной.

Делая этот интерьер, я не была озабочена какой-то особой красотой. Пространство складывалось само по себе: было очевидно, что все должно быть устроено именно так, а не иначе. И, по-моему, получилось хорошо. Наверное, дело в том, что оформление жилища сродни тому, чем я сама занимаюсь. Модельер, как и декоратор, должен хорошо чувствовать линию, форму и пространство. И не исключено, что у меня есть способности к интерьерному дизайну. Во всяком случае, заниматься своей квартирой мне было очень интересно.

Престижно или неудобно? Как живут владельцы квартир на Невском проспекте

Жить в самом центре Петербурга престижно или неудобно? Недвижимость на Невском проспекте имеет высокий статус. Она дорого стоит и зачастую имеет статус объекта культурного наследия. Только вот жилых квартир с окнами, выходящими на главную магистраль города, осталось очень мало, большая часть помещений — коммерческие. О хрупком наследии исчезающих петербургских жилищ в репортаже корреспондента телеканала «Санкт-Петербург» Татьяны Баженовой.

ДИАНА БОРИСОВА, житель дома по Невскому проспекту:

Изящные окна с французскими эспаньолеттами в этой квартире помнят всех ее хозяев. Их было немало, и каждый приходился Диане родственником. Жильем владели представители четырех поколений семьи. Особая гордость не только интерьер, но и адрес. Диана живет на Невском проспекте.

ДИАНА БОРИСОВА, житель дома по Невскому проспекту:

Диана живет в доходном доме Александро-Невской лавры. Здесь осталось всего две квартиры, остальные площади давно занимает люкс-бутик. С года постройки, а это 1903-й, в квартире жил дедушка Дианы. Во время революции он бежал, но в 30-е годы чудом смог вернуться в собственную квартиру. В этой комнате бабушка Дианы провела всю блокаду, а соседнюю мама девушки обставляла в непростые 90-е. Тогда денег, накопленных на отдельное жилье, хватило только на мебель.

ДИАНА БОРИСОВА, житель дома по Невскому проспекту:

Модельер Татьяна Парфёнова для своей квартиры на Невском подобрала только самое изысканное. Интерьер четырех комнат создавала сама, без помощи дизайнеров. Венецианские зеркала, китайские комоды, римские шторы. И это одна сотая часть декоративных жителей этой квартиры. Хозяйка говорит, что квартира оформлена в истинно петербургском стиле. При этом адрес прописки у Парфёновой не вызывает трепета.

ТАТЬЯНА ПАРФЁНОВА, модельер, житель дома по Невскому проспекту:

В квартире своего детства Диана Борисова планирует открыть музей быта. Каждая комната отвечает за определенную эпоху. В этой гостям расскажут о жизни петербуржцев до революции, эта посвящена советским 70-м, соседняя — постперестроечным 90-м. Хозяйка отмечает: все вещи в квартире подлинные. И выставить их она решила, чтобы сохранить хрупкое наследие исчезающих петербургских квартир.

Подписывайтесь на нас:

  • «Яндекс.Новости»
  • «Instagram»
  • «ВКонтакте»
  • «Telegram»

Фото: телеканал «Санкт-Петербург»
Видео: телеканал «Санкт-Петербург»

как живут «звёзды»

Квартира модельера Татьяны Парфеновой на Невском

С самого начала эта квартира замышлялась как жилье и студия под одной крышей. Но в 1993 году, когда она была куплена, у меня уже был дом в зеленом и любимом мною районе, поэтому поначалу я здесь только работала. Не скажу, что это было удобно: из-за пробок дорога до студии и обратно отнимала у меня три часа. В конце концов я укрепилась в мысли, что жить и работать надо в одном месте. Пришлось пожертвовать свежим воздухом и переехать сюда, на Невский.

У Невского проспекта, впрочем, есть свои неоспоримые достоинства. Во-первых, здесь просто красиво. Во-вторых, в любую точку в центре города можно добраться пешком минут за десять-пятнадцать.

Ни архитектора, ни дизайнера у меня не было. Интерьер придумала сама, а переговоры с рабочими взял на себя мой сын. Больше всего мне хотелось, чтобы в квартире ощущалась атмосфера старого Петербурга, потому что вид из окна, сами окна, высота потолков, толщина стен – все родом из прошлой жизни.

Самое смелое и современное, что я могла себе позволить, это сделать пространство эклектичным. Мне, например, показалось, что в интерьере никак не обойтись без антикварной китайской мебели. Это непременный элемент настоящей петербургской квартиры, и у меня есть четыре таких предмета: бамбуковый шкафчик с журавлями и тростником, пара расписных комодов и черный гардероб с золотыми бабочками.

Еще у меня “живет” старинный немецкий шкаф. Когда он только появился в доме, то источал сильный запах. Поначалу мне это даже нравилось, но постепенно стало ясно, что сосуществовать с этим запахом невозможно. Шкаф был вымыт, высушен и полностью покрыт росписью, так что изменился не только его внешний вид, но и дух.

Очень большую роль в интерьере играют картины. Когда стены “раздеты”, возникает странное чувство. Вот сейчас три мои картины уехали на выставку, и сразу стало как-то грустно. Квартира привыкла к ним. Я пыталась повесить на пустующее место другие работы, но они так и не сжились со стеной.

Читать еще:  Московская квартира Виктории Лопыревой

Делая этот интерьер, я не была озабочена какой-то особой красотой. Пространство складывалось само по себе: было очевидно, что все должно быть устроено именно так, а не иначе. И, по-моему, получилось хорошо. Наверное, дело в том, что оформление жилища сродни тому, чем я сама занимаюсь. Модельер, как и декоратор, должен хорошо чувствовать линию, форму и пространство. И не исключено, что у меня есть способности к интерьерному дизайну. Во всяком случае, заниматься своей квартирой мне было очень интересно.

Татьяна Парфенова: «Секрет стиля? Быть свободным»

В музее-заповеднике «Царицыно» открылась выставка «Мода и дизайн от Татьяны Парфеновой». В числе экспонатов — коллекции одежды, аксессуаров, фарфора и предметов интерьера, созданных в модном доме «Татьяна Парфенова». С дизайнером встретилась корреспондент «Известий».

— Как появилась идея выставки?

— Идея этой выставки родилась у Наталии Козловой, одной из первых русских обозревателей моды. В «Царицыно» выставлена малая часть того, что дом сделал за последние пять лет. Через несколько лет дому исполнится 20, сейчас у нас колоссальные архивы. Многие знаменитости носят наши вещи.

— У вас есть любимые экспонаты?

— Это уже документы моей любви. Состоялась любовь — состоялась коллекция. Потом она была сфотографирована. Любовь прошла, а письма остались. Каждая коллекция — определенное звено. Если одно звено вынуть, цепочка прервется, и придется делать шаг назад, чтобы собрать все заново. Как можно не любить «Фрейлинский сад» или «Двенадцатую ночь»? А в прошлом году было сразу две коллекции: Luxury Village и «Царское село». Я показала разницу между Петербургом и Москвой. Кстати, Luxury Village была феноменально быстро продана, буквально в течение двух недель от нее ничего не осталось, только красивые фотографии.

— Вашу женскую коллекцию «Двенадцатая ночь» на показе демонстрировали мужчины. В этом сезоне снова будет что-то необычное?

— Не могу сказать. На мой взгляд, показ любого модельера интересен. Оценивать — очень легко. А вот взять на себя ответственность организовать, проследить, чтобы все работало, выплатить всем зарплату, а потом отдать свои произведения на суд зрителю, иногда даже недоброжелательному, — большой риск. Когда я приезжаю в Европу с показами или выставками, вижу, что там не просто любовь, а обожание. Дизайнер в Европе — это человек, который создает одежду, среду, предметы. Я не могу пожаловаться, меня любят клиенты. Но вообще тенденции любить друг друга в России нет. Это надо культивировать, растить. К нынешнему молодому поколению сейчас приходит некое понимание пацифизма, бережного отношения друг к другу, природе, животным.

— Раньше было не так?

— Перестройка была хорошая вещь, гениальная по своей сути. Но сколько в ней было жестокости. Модный дом вырос уже в постсоветский период, я застала только один год советского моделирования — абсолютно абсурдного. Вспоминаю как страшный сон.

— Как правило дизайнеры не разглашают даже тему новой коллекции. Это суеверие?

— Это творческое правило — хранить все в тайне до последнего момента. Но это не суеверие. Бывает, что модельер скажет, что он будет делать, а потом кардинально поменяет тему или вообще уйдет в другое направление.

— Как вы оцениваете уровень российских недель моды?

— Дизайнеры вообще не должны оценивать друг друга. Это безнравственно. Как я могу сказать, кто из нас хороший, а кто плохой?

— А как же конкуренция?

— Ее на самом деле нет. Ты можешь конкурировать только сам с собой. Если ты откровенен в творчестве, к тебе придут люди, которым это нравится. Но человек-то свободен. Он может что-то купить у тебя и где-то еще. А потом все красиво смикшировать. Не надо друг друга ограничивать.

— Кто одевается у вас?

— Чаще всего это смелые, интеллектуальные люди, которые много ездят в Европу. Лицо нашего дома — балерина Диана Вишнева. Практически на всех светских выходах она появляется в наших платьях.

— Модный дом славится еще свадебными платьями.

— Очень люблю свадьбы и свадебные платья. Мы вшиваем в них множество оберегов: когда во дворце бракосочетаний появляется невеста в нашем платье, у других невест тут же портится настроение. И подружки часто не могут этого вынести — все равно есть особенное девичье отношение к свадьбе.

— Вы создавали униформу для служащих нескольких отелей. Не так давно был скандал вокруг армейской формы Валентина Юдашкина.

— Армия — это огромная ответственность. Должно быть не столько красиво, сколько удобно, а уже вследствие функциональности появляется безупречная красота. В случае с Валентином мы не знаем точно, как там все происходило и какова была его роль. Но он взялся за дело из благих намерений и хотел сделать роскошный проект.

— Вы всегда хотели заниматься модой?

— Я вообще-то хотела быть живописцем и совершенно не хотела заниматься модой. А теперь я очень рада. Заниматься модой — значит заниматься всем. Мебелью, архитектурой, декорацией помещений, живописью, графикой. Всем, чем угодно. Это потрясающая профессия, ты можешь менять предметы, среду, людей. Занимаясь модой, ты сочиняешь историю. Про девушку, про книжку, стол или чашку.

— Существует ли секрет стиля?

— Секрет в том, чтобы найти свое отражение в зеркале. Изучить себя, полюбить. И принять как данность. Поблагодарить природу и распахнуть свой вкус и предпочтения, не думая о том, идет или не идет. Быть свободным и носить то, что нравится.

Читать еще:  Где живёт автор мегахита «Незабудка» Тима Белорусских?

Татьяна и голуби

В одиннадцати залах Хлебного дома «Царицыно» разместились нарядные костюмы, дизайнерские эскизы, видеоинсталляции модных показов, предметы интерьера, приглашения, фотографии, фарфоровые сервизы и книжные иллюстрации. Кажется, это все, чем пользовались в знаменитом модном доме «Татьяна Парфенова» на Невском проспекте Петербурга последние несколько лет.

Одной из главных тем выставки стали птицы. После нескольких платьев «Фрейлинского сада» перед посетителями предстает кровать «Царевна-Лебедь», на изголовье воспроизведена одноименная картина Врубеля. На мостике, соединяющем залы, у колоритных уличных фонарей притаились воркующие голуби. Птичья тема проникает и в фарфор: «Лебединое озеро» удостоилось сервиза.

Отдельный зал посвящен одежде на заказ. Под расшитыми костюмами значится табличка: «Костюмы, выполненные на заказ по индивидуальным эскизам». Имена заказчиков не разглашаются. Еще одна экспозиция — книжная. С историями модельера можно познакомиться, полистав страницы и послушав аудиозаписи.

Выставка продлится до 5 мая.

Татьяна Парфенова: «Одежда влияет на жизнь»

Татьяна Парфенова — обладательница высших международных и российских премий: «Золотая пуговица», «Золотая вешалка», «Золотой манекен», «Платье года». Кстати, это платье приобрел Русский музей.

Пиджак в космосе

— Татьяна ПАРФЕНОВА: Очень трудно работать в нашей стране в области, в которой нет ни традиций, ни структуры. Но наш Модный дом — очень своеобразная компания. Мы, единственные в мире, сделали показ в синагоге, потому что нас туда пригласили. Нам, единственным, посчастливилось показать коллекцию в Русском музее.

— «АиФ»: Насколько я знаю, созданный вами клубный пиджак стал первой дизайнерской вещью, побывавшей в космосе?

— Т.П.: Для меня предложение сшить клубный пиджак (на фото) для космонавта было совершенно неожиданным: позвонили на мобильный, когда я отдыхала за городом. Главное требование — вещь должна как можно меньше весить, учитывался каждый грамм. Потом в этом пиджаке играл в гольф на МКС космический турист Чарльз Симони.

— «АиФ»: Тем не менее имена московских дизайнеров гораздо более раскручены. Не обидно?

— Т.П.: Мне в Петербурге хорошо работается, в Москве бесконечно бы дергали. А я как человек, которому трудно говорить «нет», была бы замучена. У меня есть знакомые, друзья, клиенты в Москве. У меня там высокий рейтинг: в этом году у нас — в очередной раз — «Лучшая коллекция сезона». Конечно, в Петербурге не такой большой приток денег, как в Москве, но ведь невозможно разменять свою жизнь на деньги.

Диктата нет

— «АиФ»: Как вы относитесь к утверждению, что моды, как таковой, уже нет? И нужно носить то, что нравится.

— Т.П.: Неправда, мода есть. Это же одно из социальных явлений, ее не может не быть, как не может не быть искусства. Вот диктата, действительно, нет. Дизайнерских предложений и тенденций очень много. Высокая мода — рафинированная, она для очень состоятельных людей. Но есть и демократичная — для всех.

— «АиФ»: Российская мода остается на задворках европейской?

— Т.П.: Нет. Когда-то, действительно, была мода капиталистических стран и — социалистических. Но сегодня информационное поле обширно, и от того, где творит дизайнер, не так много и зависит.

Конечно, во Франции — вековые традиции, у нас они прервались и нагнать почти невозможно. Значит, нужно сформировать свою художественную среду, свои предпочтения, интересы…

— «АиФ»: Существует ли «петербургская» мода?

— Т.П.: Да. Петербургский интеллектуализм в одежде очень заметен. Здесь одеваются более сдержанно, менее ярко. Не могу сказать, что скромнее, но — благороднее. Кстати, лицо нашего Дома — Диана Вишнева (на фото). В конце января у нас был показ в Париже с ее участием.

— «АиФ»: Что нужно приготовить в гардеробе к весне?

— Т.П.: Должны быть обязательно: резиновые сапоги, куртка с капюшоном, плащ, красивый яркий шарф, парочка нарядных платьев. И нам уже давно пора внедрить галоши!

Цветной город

— «АиФ»: В ваших коллекциях всегда очень разнообразный выбор цвета. Увлечение цветом — из украинского детства?

— Т.П.: Я считаю Петербург невероятно цветным городом! Такого фантастически красивого неба при закате

нигде не видела. А здания: зеленые, розовые, голубые, желтые…Михайловский замок — цвета морковного сока со сливками, желтый цвет Русского музея при некотором освещении кажется абрикосовым.

— «АиФ»: Почему же принято считать Петербург серым?

— Т.П.: Из-за черно-белого кино! В советское время было много документальных фильмов о Ленинграде, фотографий, мы впитали этот черно-белый образ. А посмотрите цветное кино про Петербург — увидите, какой он яркий!

— «АиФ»: Почему вы сами всегда в черном?

— Т.П.: Сейчас на мне сложный оттенок темно-лилового. В черном я отличаю очень много оттенков. Он удобен, с ним, как и с белым, взаимодействуют все цвета.

— «АиФ»: Одежда влияет на жизнь человека?

— Т.П.: Конечно. Как-то одна наша заказчица, которой мы сшили очень красивое платье, сказала: «Пришейте, пожалуйста, с изнанки голубой бантик от сглаза». Красота вызывает зависть. Для одной невесты мы сшили фантастическое свадебное платье, на голове сделали корону в форме цветка шиповника. Так у свидетельницы была истерика! И другие «наши» девушки рассказывают, что при виде их фантастических нарядов у многих невест явно портится настроение.

— «АиФ»: Недавно вы отметили именины. Имя «Татьяна», которое означает «устроительница», очень вам подходит.

— Т.П.: Меня назвали в честь бабушки, а все, что связано с семьей, очень дорого. Имя свое люблю, считаю его строгим, я не встречала легкомысленных Татьян. Все — барышни серьезные.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector